Расчет маршрута
Расчет маршрута



Читайте новый цикл статей:

От Сплита до Дубровника по морю и суше

Автор: указан в отчете
Города: Дубровник, Сплит
Год путешествия: 2000
Вид отдыха: Яхты, корабли, катера

 

22.09.2000 — День первый. Прилет. Первые впечатления

От Сплита до Дубровника по морю и суше

Окончательно подтвердилось, что мы едем на яхте. Сколько нас, смелых? По плану должно быть 8, т.к. 4 каюты по 2 человека. В итоге оказывается 9. Нечетный член экипажа — по экономической причине. Значит, что кто-то будет лишним — спать придется на палубе.

Внуково-2. На самолет в Сплит регистрируемся одни мы, что настораживает. Оказывается, машина вообще должна была лететь назад пустой, но в последний момент объявлено, что ее экипаж вовсе не прочь заработать. Посему он подцепил нас и еще одну хорватскую пару. Нам предоставлена возможность билета в одну сторону, так как улетаем мы совершенно из другого города.

Итак, 13 пассажиров. Цифра смущает, явно не та. Наташа берет все на себя, объявляя себя номером 12-а. Это еще не все: выясняется, что самолет с вертикальным (как у военных) взлетом, а летчик — пилот-испытатель. Значит, кураж в полете нам обеспечен. Все эти известия мы срочно запиваем дьюти фри виски, которые очень долго нас не берут. Набирали мы высоту единым рывком, без этажерки (когда набрали высоту — закрепили, дальше пошли). Тут сразу 10.000 и все.

Нервы напряжены. Перед взлетом мы успокаиваемся чтением спорт-экспресса за неделю. Внутри вольготно, словно на частном самолете. И хотя мы немного выбиты из колеи (шли непривычно первыми на самолет, не уделили должного внимания бару с напитками), еще держимся. В отсутствие посторонних людей совсем не напиваемся. Может, потому что некому показать удаль молодецкую?..

На 20-й минуте полета стюардессы раздали еду, после чего отправились спать. Все съели и заменили их на посту, рассказывая друг другу байки и последние анекдоты на летно-залетную тему: 

«Гинеколог пациентке:

— Сколько мужчин у вас было?

— 7-8...

— Немного

— Да, что-то неделька не задалась...»

3 ч 15 минут бессонных переживаний тех, кого от виски в сон не клонит, заканчиваются вместе с посадкой. Перед ней под нами проносится самолет, сверху похожий на игрушечный, но «волны» от него не ощутили. Наш самолет компании «Авиакруиз» перед приземлением словно прощался с воздухом, ложась то на правое, то на левое крыло. Мы то «ныряли» в море, то «заглядывались» на камни низеньких гор. Я еще думала: всюду дома жителей, неужели они не боятся отвалившегося крыла? Или сюда летают редко, раз в месяц? Мы давно летели над полоской домов и все удивлялись, как люди, несмотря на все передачи «катастрофы недели» все-таки селятся под летным маршрутом самолета.

Все вокруг в виноградниках. Очевидно, что места под «огороды» не хватило и местные жители «отрезали метры» у посадочной полосы. Или наш пилот захотел почувствовать себя водителем «Формулы-1»? Так или иначе, в этот момент мы очень жалели, что отважились сесть на самолет, не принадлежащий даже аэрофлоту. Его пилоты, очевидно, поджидают такие же группы, как наша, отправляют по назначению, потом ждут ее неделю обратно, таким образом совмещая работу с туризмом.

Но произошло чудо. Словно нас удержали невидимые нити или наконец-то сработала педаль тормоза: затормозили на самом краю летного поля. Дальше — только камни.

Выгрузились. Подхватили сумки и пошли на выход. Никто нас не досматривал. Единственное, шлепнули печати в паспорта. Наверное, считают, что в такой маленький город и привести ничего нехорошего нельзя, не за чем.

Звоним домой: долетели!!! Здесь +27, а в Москве по-прежнему +7. Все теплое оказывается ненужным лишним весом.

Трансфер не заказывали — экономней сделать на месте. Берем 3 машины и цепочкой едем в Марину — 30 км.

Конечно, шоферы сильно преувеличили, сказав, что доставят нас за 30 минут. Со скоростью 140 км на самом крутом повороте через 5 минут были уже на месте. Очевидно, что водителям надо было спешить — возвращаться за следующим клиентом. Когда еще прилетит самолет!

Дорога — двухэтажные дома с деревянными ставнями. Жухлая трава и кусты с крупными красными гранатами.

Все-таки зря водитель спешил. До впуска на яхту еще 1,5 часа. Кроссовки разгорячились на плавящемся асфальте. Недолго думая, я первая устроила стриптиз на молу. Через минуту стояла радостно в коротком сарафане и запихивала московскую толстовку в распухшую сумку. Эстафету стриптиза подхватили все наши. Рядом тем временем шла обычная жизнь моряков. «Клинирили» яхты, пылесосили каюты как сами хозяева, так и «room service» (яхтомойка на заказ).

Пошли гулять по марине — территории яхт с электричеством, водой извне и маленьким супермаркетом, из которого пачками несли туалетную бумагу, одноразовые стаканы, воду. Самые «крутые» отвозили весь скарб к яхте на машине, более выносливые толкали тележку-дрезину.

Плана поездки у нас нет. С трудом выцарапали карту в ресепшене яхт-клуба. Начали рисовать маршрут. Незаметно подкралось время обеда.

Лично я в таких ситуациях предпочитаю есть заранее: кто знает, где будет следующая остановка? Оценивая ситуацию трезво: уплываем в море на неделю, а продукты еще не куплены, я начинаю трубить в набат, вызывая аппетит у соседей. В результате — обеденные салаты (на всех 100 дол, включая 2 бутылки вина и несколько пива)

Встреча со шкипером — развенчание наших грандиозных планов: оказывается, можем плыть либо в сторону мелких островов, либо посетить крупные, исторически более значимые. Склоняемся ко второму — вероятность качки минимальна.

Совсем некстати является служащий: доплатите за паруса, винсерф, работу шкипера и т.д. и понеслась вечная история о потере денег.

— У нас все включено...

— Ваши документы...

— В Москве...

— Нам пришла только половина денег...

Где наш капитал похудел на пути из Москвы-Мюнхена-Сплита? Не найти концов. Обсуждения затягиваются. За бортом — выходные, конторы отдыхают. У нас — реальная угроза остаться в лодке возле берега.

Откладываем разбирательства на понедельник. Из Москвы должны придти некие факсы, подтверждающие нашу правоту. В Москве с нас взяли столько денег, что одно упоминание о доплате вызывает звериные инстинкты «уничтожить».

Ясно, что наш организатор — Андрей — слегка странный человек. Иначе и быть не могло. Кто бы втянул всех в такую авантюру? И ведь поехали не все.

Второй момент, к которому не совсем готовы: обслуживать на отдыхе (!) должны себя сами, в том числе закупать продукты, готовить еду. Последнее, правда, за некое вознаграждение берет на себя подружка шкипера (которая все равно поехала бы с любимым).

Кстати, вечером мы все-таки «окультурились». Сходили в старый город — к собору Юпитера, 13-14 вв., охраняемому Юнеско.

Камни никак не подписаны. Древние арки, плавно переходящие в новые строения, поросшие травой и деревьями. Внутри все утыкано сувенирными и кафетериями. Как всегда. «Пол» отшлифован ногами за 700 лет ходьбы жителей. Земля под ногами — вся в отполированном камне, как в плитке. Все идет с наклоном вниз: все дожди смоются в море, возле которого сидят местные и ловят толстушек-рыбок на одну леску с крючком.

Занятно, но в этих древних камнях идет жизнь. Кухня 2 на 1 метра заполнена обедающей семьей. А рядом — площадка бомжа — коврик и 2 стула на фоне абсолютно голых стен и раскрошившегося камня 15 века. Проходы по улице 50-100 метров. Белье сушится над головой прохожих на веревках между ставнями. Стильно, но, наверняка, очень неудобно.

23.09.2000 — День второй. Старт

Сон на яхте. Утром долгий завтрак, который отчего-то сместился с 9 на 11. Сандра все-таки закупила легкую закуску и предложила нам. Кстати, холодильника и телевизора при переменном токе на ходу нет. Мы долго ждали, кто бы сходил «затариться» на берег. Кто-то купался, мылся. И никто не собирался стартовать. Похоже и так всем было неплохо.

«Киркоров» непременно хотел найти кассету к цифровой камере, поскольку в Москве этого не сделал. Его готовность — 3. Отпускать его в магазины нельзя:

а) покупка майки в течение 5 часов уже вошла в историю в пересказах друзей, 

б) в выходные не работает ничего, и совсем не стоило проверять это на себе

3 часа подготовки, вальяжных походов по пирсу. Даже не верится, что мы все-таки тронемся, но это произошло!

На палубе прохладный ветер. Мужчины учатся управляться с веревками, изучают маневры. Понятно мало. Девчонок пробирает на еду, а я сижу в каюте, покачиваюсь на яхте и записываю наши приключения. Все думают, что у меня началась морская болезнь. Придется к ним выйти.

Остановились на острове. Побродили по нему. Море в двух шагах от домов. Ограды нет. Пришлось не увлекаться дегустацией местных вин. Вызов природе «Мы тебя не боимся» очевиден. Не сейчас, так через 10-20 лет нагрянет стихия и покажет, кто здесь главный.

От Сплита до Дубровника по морю и суше

Стоянка в марине обходится в день 40 у е. Неплохо за помывку: -(

Дома строятся из ракушек, камушков со дна, поскольку ни одного приличного дерева здесь нет. Цементируют все: газончики и полянки здесь не водятся. Ремонт не делают принципиально: разрушившись, дом становится руиной и наносится на карту.

Живут бедно. Однако могут позволить себе семьей сплавать на острова местного заповедника на яхте, подобной нашей. И это, как всегда, удивляет.

Есть предположение, что для них море — как для нас равнины. Вышел, окинул взглядом дали, растворился в окружающем пейзаже, но не пошел, а поплыл.

24.09.2000 — День третий. Водная эйфория. Спортивные мероприятия

Подплыли к Болу — зоне всегдашнего ветра, рая для серфингистов, коих на нашем корабле всего лишь двое. Но что не сделаешь ради друзей. Прямо к яхте нам подгоняют катер с бананом. Всемером садимся. Прыгаем по волнам. Никто не слетает, поскольку при каждом повороте мы дружно заваливаемся то вправо, то влево. Ведущий злится, т.к. русские срывают обязательный номер программы. Он напрягается, делает невероятный крен катера, при этом чуть сам не опрокидывается. Из любви к искусству мы слетаем, бьемся коленками друг о друга, мучительно залезаем обратно по скользкой резине.

Следующее развлечение — «бублики» — круги с ручками. К катеру привязывается 3 веревки. Сначала отчаливают мужчины. У них, как всегда, extreme. Попы утоплены в кругах, на поверхности точат руки, ноги, головы. Их долго таскают по морю, пару раз обкатывают вокруг яхты и подвозят к нам. При этом они лежат, раскинувшись, словно пробежали километров 40, не меньше.

За это время мы успели пообщаться с местными хорватами и запротоколировать все это на чужой фотоаппарат.

Мы, девчонки, стоим в нерешительности, смотря на последствия антицеллюлитного массажа наших мужчин. Но после того, как они заявили, что ощущения близки к половым, бегом погружаемся в «бублики».

Как нас швыряло по волнам! Я попала в середину и билась постоянно о подруг, вылетая то вправо, то влево. Визжала громче всех. Чаще всего оказывалась на гребне волны и «массажировалась». Приходилось напрягать немыслимо пресс, чтобы высвободиться из засады. Глядя на напряжение Маши, я стала еще громче повизгивать, дабы как-то ее развеселить, на ней не было лица, была похожа на застывшую каменную статую.

Возвращаться пришлось с берега своим ходом. Плыть в сверхсоленой воде (в 3 раза больше чем в Черном) неприятно, поскольку очень щиплет глаза и продирает насквозь носоглотку. К тому времени весь пляж маленького городка был переполнен. Еще бы! Приехали ненормальные русские, развлекались по-своему и потратили массу денег (еще про водный мотоцикл забыла написать — но на него сил не хватило: после первого вылета со второго номера, я слезла и плыла 15 минут назад в спасжилете, пока не догадалась его снять, привязать на ноги и докорячиться так, чтобы лучше посидеть на теплых камушках под солнцем и пококетничать с местными спасателями и прочими молодыми людьми из местных — благо, наши мужчины в море).

Да, мы, женщины, оказались на высоте — признаки морской болезни нас не коснулись и мы держались на уровне.

Один из наших затерялся на берегу, исследуя местные достопримечательности и население. Как только мы его обнаружили и доставили на местном водном такси, дали команду «Старт».

Но... двигатель не завелся. Возникло напряжение. Нашему шкиперу по телефону долго объясняли устройство яхты (похоже, в первый раз). Он ходил и вздыхал. В этот момент, несмотря на сложность обстоятельств, мы почувствовали облегчение, потому что: 

яхта не наша, а арендованная, чинить не нам;мы все-таки не успели вынуть якорь и не болтаемся по воде.

Именно в этот момент нам позвонил агент туркомпании из Москвы и сообщил, что все наши недоразумения с деньгами чудесным образом разрешены в благополучную сторону.

Вокруг опустело. Улетели мотыльки-серфингисты, растворились за линией горизонта яхты-соседи. С 20й попытки двигатель неожиданно завелся. Правда, перед этим пришлось постучать о какую-то железку гаечным ключом. Проблема в электрике, отходит контакт.

В марину (порт) мы прибыли темным вечером, когда все остальные уже пристали. Ночью никуда не ходят. Причем на берегу тоже. Никаких дискотек и прочей жизни. Только покой и сон. Не видно даже поцелуев.

Встречаются одни пожилые. То ли молодые «текут» из глубинки, то ли они еще менее активны, чем старички и раскачиваются только к старости.

Поиграли в бильярд, кто-то расписал пулю в преферанс. Каждый вечер все сложнее заставить себя погрузиться в выбор хорватского меню, изучать как отличается правописание креветок и лобстеров.

Приносят «скапмы» — никто не отзывается, потом называют это по-местному «бузарой» — оказывается, наше. Креветки на большой тарелке. Наестся не хватит — хитина больше. Достаточно скоро мы поймем, что напрягаться над меню не стоит. По всему побережью Корейши одно меню. Наверное, приняли его раз и навсегда на съезде поваров. И правда, что мучиться? Лично я при таком раскладе быстро перешла на мясо — единственная возможность наестся в якобы рыбной-морской стране. От сладкого приходится вовсе отказаться, т.к. единственное предложение — это блины с чем-то. О мороженых льдинках в «сладоледе» и якобы мороженом и распространяться-то не стану. Отмечу только, что их гораздо больше, чем всего остального, того же молока.

Мирно спим в каютах. К качке уже привыкли. Постепенно на море становится уютней, чем на суше, т.к. на земле слегка покачивает из стороны в сторону и приходится для удержания равновесия широко расставлять ноги.

25.09.2000 — День четвертый. Атака

От Сплита до Дубровника по морю и сушеЦелый день перехода. Круто меняем маршрут. «Окультурившись» в похожих городками на больших островах, выезжаем к малым в национальный парк. Благо, дизельный мотор завелся.

Пробуем sailing — ход под парусами. Мотор отключается. Ветер направляем под 45 градусов, выправляем паруса, натягивая одну веревочку и освобождая другую. Яхта при этом маневре наклоняется в сторону.

Максимальная скорость ровна езде на двигателе: 8 узлов = 14 км в час. Возле штурвалов (их у нас 2) наверху становится слишком холодно и ветрено. В каюте сильно качает и быстрее приближается ощущение морского заболевания. Единственная возможность — спать. Так почти все и поступают, по очереди выталкивая из кают-компании наверх одного-двух представителей в помощь шкиперу Бранко и его помощнице, нашему повару, «Коко» — маленькой Сандре.

Напрягает лишь «атака» — перемещение паруса с одной стороны в другую. Грохот стоит такой, словно с яхты слетело в воду несколько человек, захватив при этом пару громадных железяк. До последнего момента из головы не выходят сомнения, что яхта все-таки удержится на воде, а не кувыркнется вслед за парусом. Оказывается, там под дном есть длинный киль, равный по длине мачте — он-то и не дает ей упасть. Но до конца в это трудно поверить, все-таки стихия — дело нешуточное, вода, ветер, кто его знает... А как же тогда яхточки в шторм плавают?

Первое время после атаки ход яхты сильно тормозится, а затем следует рывок до прежней скорости — 7,5 узлов (15 км). Эх, нам бы океанский или трансатлантический лайнер с двигателем, без этих парусов, мы бы и в Грецию слетали, и в Италию заскочили! А то так качаемся на волнах, от острова к острову едем целый день, между тем это расстояние на машине можно проскочить за час с небольшим. Ведь еще плыть ровно нельзя. Притом, как ни странно, самый худший ветер — попутный, его нельзя вставить в парус — слишком большие зигзаги получатся. А плыть, тьфу ты, «идти» можно на яхте лишь зигзагом: прямо, направо, прямо, направо. Или в другую сторону. Иначе ветер унесет, так что только спасатели найдут на вертолете.: -( 

Единственное приемлемое занятие — это постараться заснуть. Спортом при таком ходе не позанимаешься — корты тут явно не уместились. А настольные карты летают по каюте. Да и вообще передвигаться приходится, исключительно держась за опорные столбики, которых, как выяснилось, не так-то и много. Порой кажется, что уже идешь не по полу, как нормальные люди, а по потолку. Наверху, на палубе, качание не так заметно: отвлекают волны и задания по натягиванию канатов, вождение. Этот самый штурвал шкипер никогда не отпускает, он вынужден держать его постоянно. Руль очень чутко реагирует на малейшее движение. Еще бы! В волну надо резко развернуться на 90 градусов за несколько секунд, чтобы встретить ее боком, не разбить об нос и не нырнуть в глубину брызг и верхнего слоя водной глади.

Чтобы спать, нужно каждые полчаса переворачиваться под атаку, иначе сон вниз головой на 30 градусов испортит самочувствие на весь вечер. Сплошные мучения. Надо учесть, что матрац кожаный и при каждом новом повороте я оказывалась в груде белья, в обнимку с подушкой в нижнем углу яхты. Ощущения непередаваемые. Словно бы я падала с верней полки в поезде, но на середине плавно затормозилась: -)

 

 

Вечером многих «штивало». Т.е. сидя за столом в кафе и ожидая ужина, мы сами себя раскачивали. Уцепиться взглядом за стоячий объект крайне сложно — чувствуешь себя неуютно: как это не качает? Смотреть на другие качающиеся предметы — мачты яхт, флюгера — и того тошнотворнее — не твой ритм. В общем, кто сидя, слегка раскачиваясь равномерно назад-вперед на своем стуле, кто, мотая головой, жаловался на легкое головокружение. А лично у меня каждые 15 минут делал атаку стол, наклоняясь то вниз от меня, то вверх. Однако даже эти легкие неприятности не помешали нам всем проглотить всю принесенную через два часа после заказа еду.

26.09.2000 — День пятый. Парoдируем «Титаник». Поход на реку Крку 

Мы продолжаем бесчинствовать с Натальей на носу яхты. Устраиваем полунудисткий пляж. Дело в том, что мы слышали: в Хорватии много нудистких МУСУЛЬМАНСКИХ пляжей. Не видели не одного, даже издали.

Солнышко было классное. Оно быстро оставляло отпечатки лямок от купальника на коже. Чтобы избавиться от них, мы ложились на нос и новой порцией солнечных лучей «стирали» лишнее. Однако вскоре наше место приглянулось всей компании, и к нам все чаще стали наведываться одинокие мужчины компании, из тех, кто не взял или не нашел девушки для поездки. Начиналось все с прочтения отрывков из книги анекдотов :) Немудрено, что вскоре лямочки снова стали отпечатываться...

При выходе из-за островов ветер усиливался. На носу становилось холодно. И тогда мы (я и Наташа), недолго думая, прятались под одеяло, оставляя ветру обдувать только лицо. Почему не уходили вовсе? Просто ловили кайф оттого, что мы плывем. Эдакие лежачие морские волки. Или как там ее в «Титанике?» Прикиньте, эту милую девушку на мысу, замотанную в теплое одеяло? Ей-то в студии было гораздо легче сниматься, чем нам целыми днями плыть.

Остановка вечером на берегу. Как всегда, в марине. Плыть ночью, после захода солнца, здесь не принято. Неужели им неинтересно? Ночные рифы и прочие приключения?

Кстати, об этих хорватах. Краткая характеристика: славяне-тормоза.

Лучший пример — официант кафе. Принести мне чай, а соседу палачинки (блины с мороженым — единственное сладкое блюдо в меню) не под силу. Сначала ему надо принести чай, причем не тот, что просила (вместо черного — зеленый). И лишь потом спросить другого человека о его нуждах, а принести с коррекцией от себя :)

При ближайшем рассмотрении нашей яхты мы выяснили, что у спасательной резиновой лодки лишь одно весло с обломанной ручкой, грести которым крайне неудобно. Двигатель не прикручивается: не хватает пары-тройки нужных винтиков. Наши мужчины не успокоились до тех пор, пока все-таки не «сделали» эту лодку. Один из них встал сзади, держал мотор в руках. Шкипер-хорват полчаса стоял в оцепении и не понимал, почему лодка плывет прямо, а не ходит из стороны в сторону.

От Сплита до Дубровника по морю и сушеВиндсерфинг оказался помятым. Местный мастак сделал его длинее на полметра, чем все принятые каноны. Увлекшись длиной доски, забыл укрепить твердо парус. Похоже, что наши спортсмены осваивали новую разновидность «виндсерфинга по-хорватски». Главное на нем — не летать, а удержаться хотя бы профессионалу.

Из всех недочетов мы склотили жалобу на возврат денег, которые надемся получить, поделить на всех и отметить событие в ресторане:- ) Может, получится?

Отправляемся на реку Крку. Интересное словосочетание: «рекакрка». Выговори попробуй, язык сломаешь. Водопад обойти по туристической тропинки лично у меня не получилось. Оторвавшись от основной группы, я лезла как горная коза по каменистым кручам вслед за упитанным немцем, искренне веря, что эта обрывающаяся порой в овраги тропинка и есть пресловутый «маршрут». Не знаю, расстроилась или больше обрадовалась я, когда на одном из поворотов очередного склона увидела толпу туристов, лениво шествующих по широкой, в несколько метров, асфальтовой тропе. Ладно, зато со своими встретилась, они удачливее — пошли за поляками в обход нашего маршрута.

Общий вид падающей воды всюду портили деревья. Только выйдешь на смотровую, так огромный куст радостно распростирает свои ветви. Может, это способ поднять объем продажи плакатов с профессиональными фотографиями местности в местной сувенирной лавке?

От Сплита до Дубровника по морю и суше

Достаточно быстро (за час) обошли весь национальный водопад, не преминув воспользоваться случаем и сфотографироваться там, где нельзя — на самом жерле вытекающей воды, скользких камнях и прочем. Конечно, если рядом никого не было.

Внизу, в расширенной чаше русла реки, решили искупаться. Широкие камни то сливались друг с другом, то давали воде протекать между собой по щелям в 2-5-7 метров. Прыгая, как лягушки с камня на камень, решили отправиться к самой падающей воде. Шли по каменному волнообразному дну. Как вдруг... нас остановил сдавленный шепот Андрея: «Змея». Там в одной из ложбинок грелась какая-то гадина. Она была явно недовольно вторжением на ее территорию и остервенело бросилась плыть в нашу сторону. Честно говоря, я не исследователь и не хотела узнать до конца правду жизни, кусаются ли эти твари и конкретно эта разновидность в воде или нет. Через полминуты мы (и я первая) уже сидели на берегу. Как говорится, кесарю — кесарево, а нам лучше по пиву, хоть я его и не люблю, но такую встречу надо отметить.

По возвращению на яхту нас ждал сюрприз — двигатель не заводился. Конечно, этот хорват шкипер, Бранко (он же Дранко и Данко) не стал вызывать мастера после первой поломки, желая проскочить ремонт вплоть до сдачи нас в порту. И зря. Встали мы основательно и надолго. Помощь должна была придти в лучшем случае через сутки.

А городок-то! Наша деревня Тмутаракань. С той лишь разницей, что все дома из камня, поскольку строительного дерева здесь нет. Магазины не водятся. Чем здесь питаются, непонятно. Похоже, что местным жителям лениво что-то сажать, ухаживать. Помидоры валяются и гниют под редко встречающимися кустиками. Сделали вывод, что рацион аборигенов — это то, что растет само по себе — мандарины, гранаты, виноград (в виде вина) и иногда, если повезет, рыбка из моря.

Этот городок, как и все, растянут по побережью. Исходили его весь в надежде найти все-таки что-то интересное. Наверное, и правильно, что все яхтсмены сидят на яхтах, из марины не вылезают — делать тут нечего! Квасят себе возле суши и получают удовольствие. Нет у них тяги к приключениям — и правильно — хождение на яхте — это же сплошная философия и погружение в себя!

Пришлось и нам смириться с таким положением дел. Однако менять круто мировоззрение пришлось поэтапно. Заход начался в ресторане с тестирования белого вина. Затем продолжился на яхте соседей — немцев, к которым зашли попросить зажигалку. После — уже у нас почему-то с непонятно как оказавшимися в кают-компании итальянцами и голландцами.

От Сплита до Дубровника по морю и сушеУже вовсю мы пели «Подмосковные вечера», не давая иностранцам прорваться в песенный эфир. Илья заливался то Розенбаумом, то Высоцким, причем так похоже, что трудно было отличить от записи на кассете. Вот что делают свежий воздух и выпивка в компании хороших друзей!

Дамы отступили в два. Когда было понятно, что миром эти интернациональные переговоры не кончатся — нужны были жертвы — потери действующих лиц, участников. И они не замедлили появиться. Один за другим отваливались особо активные певцы. Наши все же победили: продержались до последнего — 4 утра, завалились спать в численном преимуществе.

Мда! Подобного концерта храпа я еще не слышала. Трио сменялось волом и подхватывалось дружным хором. Надежды на сон в предутренние часы растаяли вместе со всеми стратегическими запасами выпивки.

Спать между тем хотелось. На противоположной стороне каюты затихли. На моей концерт набирал обороты. Что делать? Пришлось вспомнить совет нашего ведущего: «берите с собой теплые вещи» и напялить все на себя до состояния бабы на чайнике, выйти на улицу. Голову обмотала полотенцем, ибо шапки или платка почему-то не оказалось в арсенале. Вид бедуина был соблюден. Осталось только удобно лечь на лавку длиной в метр всеми своими 160 см., свернуться калачиком, замотаться в кокон многострадального «загоревшего» еще на носу яхты одеяла и заснуть под душераздирающие крики чаек. Похоже, я прошла первую ступень испытания в йоги.

С утра нам всем было о чем поговорить. Кстати, повторить мой самоотверженный подвиг — сон на палубе посреди моря, конденсата воды — так никто и не смог, хотя попытки были. Длину в 3,5 часа так никто и не взял, все сходили через 20 минут.

27.09.2000 — День шестой. Подведение итогов

Утром наши друзья приходили в себя.

Итальянцы бренчали на гитаре и трясли задумчиво бубном 5 часов подряд в одной тональности мелодию под Агузарову. Голландец, почему-то лежа, на понтоне набережной ловил удочкой рыбу и плевался, что в округе слишком много водки. Однако не уходил дальше от яхты, очевидно, боялся потеряться. Немцы и вовсе не вышли на приветствия обеда. Выйдя на связь, они тут же отдали концы, т.е. швартовые, очевидно, боясь повторений — ведь мы оставались еще на сутки.

Этот симпозиум выбил нас из колеи. Идти куда-то на змеиный водопад, в город, вставать на доску и даже плавать было лень. А может, сказалось утомление вчерашним днем.

Лишь один из наших — самый первый из сошедших с дистанции — лениво ковырялся в дизельном моторе и высекал искру при заводе. Нам не хватало смены всего лишь бендикса для полного счастья выхода в море. Стоп, а хотели ли мы в то время снова плыть? Появляются первые сомнения....

Кстати, мы начинаем понимать, что вернуться в тот город, из которого выбыли, не успеваем. Наше счастье, что еще не заплыли на мелкие необитаемые острова национального парка. А то бы ждали вертолета. Расторопность же местной принимающей стороны была нам известна.

Начались долгие мобильные переговоры и торг. В качестве компенсации за ущерб в виде двух дней без плаванья нам предложили отвезти в аэропорт по ценам в 5 раз выше существующих в такси. Мы считали, что заоблачные цены дальше яхты не распространяются, а те — что надо везде срубить свою капусту.

Но бывалых не собьешь. Через 3 часа переговоров нас согласились довести бесплатно до Сплита, куда должна была доплыть наша посудина по договору. Оттуда должны были добираться сами с учетом того, что до отлета нас отделяло несколько часов и 250 км пути по хорватским серпантинам. Но, что это будут виражи на серпантинах, никто не знал. Двигаться куда-то из яхты было лень — очевидно, не прошли последствия симпозиума, да и искать гостиницу в другом городе тоже было лениво. Брать машину напрокат — надо было договариваться заранее, но впереди снова викэнд и бездеятельные хорваты. Короче, мы остались.

28.09.2000 — День седьмой. Прощание с морем

Бендикс все-таки привезли. Мы тронулись! Идем обратно, мимо бухты, красивой средневековой крепости и узеньких заливчиков. На них то пещеры, то монолитные отложения — слои -пласты однотипные под скосом уголом. (Вот, блин, всунула свои познания: жена геолога все же!)

Машем рукой бухточке, где купались. Сейчас нас туда не затащишь. А когда ехали в ту сторону, я лихо доплыла на берег, походила по камням, но увидев «целлофановые» шкурки от змей, слиняла обратно на яхту. Наших разнесло по заливу: Руслана унесло на чудосерфе за середину водной глади, видимой глазу, а Наташа и Саша пытались грести единственным веслом, чтобы доплыть до яхты: в моторе кончился бензин в самый неожиданный момент. Яхты делали больший крен в маршруте, чтобы оплыть этих странных русских, а хозяин единственного дома на острове спрятался в его дальний угол.

Остановка возле фабрики устриц. Тут они дешевли в 5 раз, чем в Москве и в 8, чем в Париже. Растут на буйках, связанных в цепочку. Здесь соленость воды падает: море сливается с пресным озером, и те же мидии не успевают просолиться до конца, превратиться в готовую консерву. Закупились мы прилично. На этот раз едоков оказалось меньше (в ту строну ели больше). Опять — предварительная промывка желудка спиртом, т.е. водкой. Я-то помню, как от этих малявок 4 дня носило ветром без еды.

Выходим дальше в море. Островки остаются за спиной. Вся красота уходит. Качка усиливается. Все вытащили припасы конфет против авиа-мото и прочих дел. Лица постепенно бледнеют, а глаза теряют свой блеск. Волны окатывают нас с головой, и мы сидим в водонепроницаемых костюмах и отрешенно переглядываемся друг с другом. Впрочем, в Адриатике такая погода — не редкость, для Бранко — это всего лишь работа, а вот его Коко явно не в форме. Похоже, что скоро причалим — не будем ее мучить. И все же хорошо, что мы бендикс успели поменять, а то шли бы лежа, как встречная яхта под углом в 50 градусов. Нет, похоже я яхтой не заболела.

Не отказалась я и от шариков против укачки. Самое время. Эти лекарства сильно бьют по голове: забываешь про все, кроме этого дурацкого вкуса, который нельзя выплюнуть — весь на языке. Потом полчаса плюешься. Зато никого не стошнило.

Парковаться мы стали в другом городе. Не доплыли ни куда нужно, ни откуда трансфер будет. Причем в марину нас долго не пускали. Мы сидели в кают-компании, выпивали, а яхта кружилась и кружилась: то регистрация, то выбор места, то неправильная парковка. Часа два прошло. Только пристали, как рядом нарисовались шведы и обматюгали нас русским матом, хвастаясь: «Смотрите, что мы знаем».

Пошли в душ. Вода только холодная. Мы озверели. Поехали на такси в город. Очень умно: построить марину вдали от города, чтобы дать таксистам поработать. Приехали в центр. Как всегда, уже стемнело и мы идем на ощупь, фонарей мало. Заблудиться при этом сложно — городки простые: одна улица вдоль и две поперек. И вот собор св. Юрия. Обходим. С двух сторон море. Собор стоит на мысу. Еще два шага и мыс оканчивается... кладбищем. М-да, кто бы сказал, что мы будем ночью стоять на кладбище. Нет, оно конечно, впечатляет. Звезды, шум моря, ветер и на самом пересечении могилы. Но люди, предупреждать же надо!

Спустились вниз. Поели. Как всегда, все то же. Рыба перше класса. Второго класса лишь «скушали» рыба. Не очень аппетитно. Зато палачинки мне приносили 6 раз, с вилками лишь три. Лично я просила один раз и то того официанта, который ушел уже домой.

29.09.2000 — День восьмой. Отъезд

Утро. Сборы. Выпивка на дорогу. Забор оставшегося провианта. Нас подгоняют вечно медлительные хорваты. Но мы не лыком шиты. При таксисте звоним другому таксисту (тому, что вез из аэропорта) и договариваемся с ним о сумме, тут наш сразу соглашается на эту же сумму, что и требовалось доказать. Переговоры поручили Бранко вести на хорватском, чтобы надежнее было.

Кстати, шкипер и его подружка были классные. Он знал свое дело и не лез с ненужными историями. Обо всем, что просили, рассказывал. А «Коко» Сандра была молчалива, готовила ничего, лучше, чем в ресторанах (даже научилась русскую кашу делать). Единственное, у этих моряков лица изменены: на лбу ни одной морщинки, а возле губ большие складки — постоянно щурятся даже сквозь очки против солнца и ветра.

Итак, 6 часов по серпантину и плохим дорогам. Меня в машине обычно мутит. Сажусь на переднее сиденье. Сзади веселее — 8 человек на 9 мест. Кто-то сидит на ручках сидений — не позавидуешь. Я не могу расслабиться: стекло близко. Оград на серпантинах нет. Полоса желтая и яма в 2000 метров. Не слабо. Я все следила за водителем и его манипуляциям с мобильным телефоном, особенно когда он долго набирал SMS сообщения своим друзьям. Была готова в любой момент подхватить руль. В общем, все дремали, лишь одна я была на страже. Кружась на очередном повороте, я понимала, что при такой топографии местности ровной площадки для аэропорта просто не найти. Очевидно, мы будет стартовать как дельтапланеристы: с пика скалы вниз, а потом резко вверх (успеть бы до следующей взмыть). Хорошо, что впереди сидела одна я и переживала за всех, пока остальные посматривали за окошко на 2 км проезжаемой территории Боснии и Герцеговины. Все помнят об их конфликте из телевизора, только никто не помнит, о чем он был. Периодчески — все черное, очевидно от пожаров. Наверное, какой-нибудь местный тормоз забыл потушить сигарету, поскольку мы видели только одного «боевика» — мальчика с игрушечным автоматом, расстреливающим все машины в обе стороны.

Приехали в аэропорт — меня качает. Таблетки не спасают. В самолете взлет не заметила — кружилось все и без того. Обратно летим 4 часа на «Як-42». Медленнее — 4 часа против 3. 113 человек. По дороге меня развлекают и в результате приводят в себя. Посадку забалтывают. И я очухиваюсь.

Господи, как хорошо дома. Такие милые ровные, прямые, широкие дороги... Лица... Тьфу ты, тормоза были лучше. Наши русские, как всегда, несутся и толкаются. Только самолет сел, как повскакали, чтобы сумки достать с полок. Он же еще не затормозил!!!

И все-таки скоро встреча с родными, друзьями, которых так не колбасило в этой яхте. Впрочем, мы сами себя «обрекли» на эти абсолютно новые испытания. Может, и хорошо, что не забрало?

Эмоций масса. Только как о них рассказать? В общем, если будет возможность проплыть на чем-то куда-то — дерзайте! Узнаете о себе много нового.

 



Источник: http://greenbag.ru/croatia/na-yahte-po-horvatii?page=0,0


Ваше имя:*
Текст комментария:*
Проверка:*


Читать все отзывы

Дубровник Отзывы

Впервые вчетвером или Хорватия в сентябре. Часть 2 Фотографий: 33

Впервые вчетвером или Хорватия в сентябре. Часть 2

26.01.2013
Города: Макарска, Омиш, Сплит, Брач, Хвар, Крка, Башка Вода, Тучепи, Башка
Автор: Адриатика
Утром собрали вещи и в 9-00 выехали в сторону нашего основного места отдыха. По пути снимаю все подряд: Проехали Сплит, Омиш. Омиш очень понравился - большой живой город, решили сюда заехать потом: Дорога очень...
Такой вот он, Сплит Фотографий: 17

Такой вот он, Сплит

07.01.2013
Город: Сплит
Автор: Адриатика
Продолжаю рассказ про путешествие по Адриатическому побережью через четыре страны. Вот дошла очередь до столицы хорватской Адриатики - города Сплит. Сплит интересен с любой точки зрения. Во-первых, Сплит - это...
Волшебный остров Локрум, Хорватия Фотографий: 29

Волшебный остров Локрум, Хорватия

14.01.2013
Город: Дубровник
Автор: Адриатика
  Маленький волшебный остров Локрум в Адриатическом море расположен в 700 метрах от хорватского города Дубровник. Каждый час с пристани Дубровника уходят к Локруму кораблики,...
Золотой Дубровник Фотографий: 1

Золотой Дубровник

25.03.2020
Город: Дубровник
Автор: Адриатика
Предыстория. Хорватское солнце ещё то, припекает, несмотря на сентябрь. Нам с террасы домика, хорошо виден залив. Сверкает синевой на горизонте. И хорошо, что остановились не в отеле. Хотели...
Хорватский Сплит Фотографий: 16

Хорватский Сплит

05.02.2013
Города: Дубровник, Сплит
Автор: Адриатика
Вот я и подошла к самому концу своего рассказа о нашем последнем автопутешествии. :)  Сплит - самый большой город исторической области под названием Долмация, крупный хорватский город, второй по величине после...




Смотреть все видео

Дубровник Видео